На главную страницу
На главную

 
 
О журнале Архив Содержание

(Новости лучевой диагностики 2000 2, приложение)

Материалы Республиканской конференции
Современные диагностические технологии в медицине
Минск, 7-8 декабря 2000 года

РАДИОНУКЛИДНАЯ ДИАГНОСТИКА (5 статей)

1. Использование сцинтиграфии костной системы для оценки эффективности паллиативной терапии костных метастазов стронцием 89 (Минск)

2. Радионуклидная диагностика при раке щитовидной железы (Минск)

3. Радионуклидная визуализация забрюшинных опухолей (Витебск)

4. Детектор для ПЭТ - перенос высоких технологий из физики в медицину (Минск)

5. Конгресс Европейской Ассоциации ядерной медицины - 2000 (Могилев)

1
Использование сцинтиграфии костной системы для оценки эффективности паллиативной терапии костных метастазов стронцием 89.
Барановский О.А., Гурецкая С.Ф., Киринюк С.Д.
Минский городской клинический онкологический диспансер
(Новости лучевой диагностики 2000 2, приложение: 89-90)

Число пациентов страдающих злокачественными новообразованиями в Республике Беларусь, продолжает неуклонно расти. При этом в структуре онкологической заболеваемости значительный удельный вес занимают нозологические формы рака часто сопровождающиеся множественными метастазами в кости: рак молочной (РМЖ), предстательной (РПЖ) и щитовидной желез, рак легкого и др. Так по данным аутопсии, при РМЖ костные метастазы выявляются от 40% до 70% пациенток, а при раке легкого и РПЖ от 50 до 85% случаев (AbramsG.1950.,Gilbert and Kagan 1976., Galasko F.1981).

Появление метастазов в кости существенно ухудшает качество жизни больных, т.к. сопровождается ограничением двигательной активности и выраженным болевым синдромом. Традиционные методы лечения костных метастазов: химиогормонотерапия, дистанционная лучевая терапия, применение анальгетиков далеко не всегда бывают результативными, из-за возникновения побочных эффектов, осложнений и развития резистентности.

Одним из современных методов терапии костных метастазов является применение долгоживущих радионуклидов. Различные авторы отмечают высокую эффективность при лечении костных метастазов Sr 89. Наибольшее распространение получил препарат «МЕТАСТРОН» фирмы «NYCOMED-AMERSHAM», производства Англии, основой которого является радионуклид Sr 89, в виде стерильного водного раствора хлорида стронция, активностью 150 МБк (4mCi) для внутривенного введения. Стронций 89 является активным бэтта-излучателем на 99,9% и распадается с бэтта-эмиссией до Иттрия 89, с периодом полураспада 50,6 дня. Максимальная энергия бэтта-частиц 1,463 Мэв, их пробег в кости 3,2-3,5 мм. Ввиду химической схожести стронция с кальцием он внедряется в костную матрицу, откладывается в  очагах, в которых имеется  повышение обмена кальция (метастатические изменения). В патологических очагах накапливается до 80 % введенной активности Sr 89, которая не метаболизирует и сохраняется в них до 100 дней, что определяет длительный терапевтический эффект.

Цель и задачи: Оценить возможности контроля за состоянием костной системы пациентов подвергшихся терапии препаратом «МЕТАСТРОН» с помощью сцинтиграфического исследования костной системы.
Материал и методы: За период с апреля 1998 года по апрель 2000 года в отделении ядерной медицины МГКОД проведено лечение препаратом «МЕТАСТРОН» 72 больных с метастатическим поражением костей, среди которых 46 женщин и 26 мужчин. Имелись следующие локализации первичной опухоли: РМЖ - 40 больных, РПЖ - 24 больных, прочие локализации - 8 больных. Выполнено 87 введений данного радиофармпрепарата, причем дважды терапию получили 13 больных и трижды 2. Всем пациентам хлорид стронция-89 вводился внутривенно, без предварительного разведения, в дозе из расчета 1,5-2 МБк на 1 килограмм массы тела. Эффективность терапии составила в среднем от 50% при раке предста-тельной железы до 68% при раке молочной железы.

32 пациентам (РПЖ -12 и РМЖ - 20) с положительным ответом на выполненную терапию проводилось сцинтиграфическое исследование костной системы с использованием Tc99m MDP (метилендифосфонат) как до введения препарата, так и спустя в среднем три месяца (клинически максимальный эффективный период обезболивания и увеличения двигательной активности). Введение Tc 99m MDP осуществлялось внутривенно, активностью 450-650 МБк. Регистрация изображения выполнялась спустя 3-4 часа, на гамма-камере «SOPHY MEDIKAL» производства Франция, матрица 512 на 1024, получением  стандартной  картины  всего скелета в целом (передняя и задняя проекции) и прицельных статических исследований на грудную клетку и область тазовых костей, любую другую зону интереса. При необходимости повторяли обследование спустя 24 часа, на остаточной активности, с изменением технических параметров протокола. На всех изображениях регистрировалось количество метастазов, анатомическое расположение и соотношение в метастатическом очаге: очаг/фон.

Результаты: До проведения радионуклидной терапии среднее количество костных метастазов состави-ло 13?7, из них при РМЖ 11?5, при РПЖ 12?8. Спустя избранный период времени эти цифры претерпели следующие изменения: среднее общее значение 10+/-6, при РМЖ 11+/-4 и при РПЖ 10+/-6. Кроме уменьшения численности костных метастазов, на данном этапе контроля введения Метастрона, в сохраняющихся патологических очагах отмечалась в целом тенденция к уменьшению размеров и интенсивности накопления радиофармпрепарата. Если до введения Метастрона индекс очаг/фон составлял 1,68, то спустя три месяца 1,45.
Контрольно выполняемое рентгенографическое исследование зон интереса в костной системе, фиксировало только у 6 больных с полным терапевтическим эффектом, также положительную динамику. Она выражалась формированием обширной костной мозоли (сросшийся патологический перелом верхней трети бедра), массивной реструктуризацией и склерозированием измененных костных структур. У остальной части пациентов без существенных изменений ренгенографической картины.

Обсуждение и выводы: Изотопная костная сцинтиграфия в настоящее время принята повсеместно как первоначальное исследование выбора при поиске костных метастазов от большинства опухолей. Отно-сительная информативность рентгенографического исследования костной системы для обнаружения ко-стных метастазов сообщена давно (Borak,1942; Shackman a Harrison,1947) и симптомы от них проявляются до того, как будет иметься радиографическое подтверждение. Остеосцинтиграфия является наиболее чувствительным методом, демонстрирующим заболевание кости, давая возможность ранней диагностики или демонстрации большего количества повреждений, чем при рентгеновском исследовании. Изменения в кости на рентгенограмме видны только, когда в ней увеличивается или уменьшается содержание кальция в пределах 50%. Изменения при сканировании кости возникают всегда при повышении кровотока, при повреждениях или при увеличении остеобластической активности. Несмотря на то, что внешний вид повреждений при сканировании кости неспецифичен, их анатомическое расположение и анамнез помогают при дифференциальной диагностике (Ф.Смит,1988).

На основании выше приведенного, полученных результатов, в сравнении с литературными данными, известной высокой чувствительностью сцинтиграфия костной системы для контроля за эффективностью радионуклидной терапии Метастроном является приоритетным.

2
Радионуклидная диагностика при раке щитовидной железы.
Барановский О.А., Киринюк С.Д.
Минский городской клинический онкологический диспансер
(Новости лучевой диагностики 2000 2, приложение: 90-91)

В ежедневной врачебной практике заболевания щитовидной железы играют огромную роль и являются наряду с диабетом наиболее частой эндокринной патологией. В основном это: увеличение (зоб), гипо- или гиперфункция, воспаление (тиреоидит) и злокачественные образования. Именно заболеваемость по-следней нозологической формой значительно возросла  среди населения республики.

При всех злокачественных опухолях щитовидной железы началом терапевтических мероприятий являет-ся оперативное лечение - тиреоидэктомия, производимая независимо от стадии, по возможности ради-кальнее. На дооперационном этапе, достаточно часто используется не только УЗ-исследование щитовидной железы, но и рутинное скеннирование - сцинтиграфия последней или ее остатков (при ранее не радикально выполненном хирургическом  лечении) с Tc 99m пертехнетатом (37-74 МБк), который концен-трируется в железе через 20 минут после внутривенного введения. Полученное изображение железы помогает как визуализировать ткань и аберрантные доли анатомически, так и определить наличие возможных метастазов в регионарные лимфоузлы, с редким, но имевшим местом диффузным включением в обоих  легких (в дальнейшем подтвердились рентгенографичеки и сцинтиграфически с I-131 вторичные изменения в обоих легких).

Выполняемая операция преследует 2 цели: удаление опухоли и полное удаление нормальной ткни щитовидной железы (в которой могут находиться метастазы), для создание оптимальных условий дальнейшей лучевой терапии с радиоактивным йодом. Это возможно при подтверждении гистологически наличия йодпозитивной дифференцированной формы рака щитовидной железы (ДРЩЖ) - папиллярная или фолликулярная форма, которые в целом составляют от 80 до 90 % всех раков.

В послеоперационном периоде, через 3-4 недели, диагностика с помощью радионуклидов основывается на использовании радиоактивного I-131, с которым последовательно выполняются радиойодтест, диагностические или посттерапевтические сцинтиграммы всего тела человека. Этот изотоп, с периодом  полураспада 8,04 суток, излучает как бэтта-лучи с энергией от 610 до 810 КеV и проникающей способностью до 2,2мм, так и гамма-лучи с энергией 364 КeV с проникающей тканевой способностью от 6,3 см до 6 м. Бэтта-излечение обеспечивает 95% терапевтического эффекта на внутриклеточном уровне, в то время как остальные 5% относятся к гаммасоставлющей и обеспечивают сцинтиграфическую визуализацию картины распределения изотопа. I-131 имеет высокую специфичность и точность при ДРЩЖ, на основе 100 % тропности (в отличие от Тс 99m пертехнетата он накапливается и связывается клетками железы) к нормальной и указанной опухолевой тканям. На основании этого он применяется, уже более 60 лет, для диагностирования и терапии: абляции остатков тиреоидной ткани, определения наличия регионарных и отдаленных метастазов, лечения тиреотоксикозов.

Обычно выполняемый радиойодтест с I-131 (UPTAKE), подсчитываемый за последующие 24 часа после орального приема от 4 до 10 МБк радиойода, в основе имеет метод определения функции щитовидной железы. На приеме данной активности можно получить картину распределения изотопа в области шеи скеннографически или сцинтиграфически. Полученный в процентном отношении результат измерения позволяет рассчитать в дальнейшем необходимую активность I-131 для абляционного курса радиойодте-рапии с целью выключения остаточной ткани щитовидной железы и выявления экстратиреоидальных метастазов накапливающий радиоактивный йод. При необходимости возможно решение вопроса о по-вторном хирургическом  вмешательстве (показатели UPTAKE свыше 10%).Данный тест выполняется на аппарате Atomlab 930, производства США, со стандартным временем замера 1,5-2 минуты. Спустя 4-6 суток после дачи рассчитанной терапевтической активности радиойода (в среднем от 1 до 4 ГБк), когда мощность экспозиционной дозы достигает допустимого предела в 3mSV в час, пациенту выполняется посттерапевтическая сцинтиграфия всего тела с прицельными  статиками на зоны интереса: шею, легкие или любую другую область. Наличие очагового накопления изотопа или диффузного характера активно-сти в зонах интереса рассматривается как присутствие йодпозитивных структур требующих дальнейшей радиойодтерапии.
Достаточно трудно дифференцировать имеющиеся патологические метастатические изменения от целого ряда физиологических, воспалительных, посттравматических и контаминационных фиксаций радиофармпрепарата. В комплексе с дополнительными боковыми и косыми статическими сцинтиграммами, а также после требуемого опорожнения мочевого пузыря и желудочно-кишечного тракта, прицельных санобработок дается объективная оценка распространенности опухолевого процесса во всем теле. Полученное заключение с анализом общего планового обследования (ультразвуковое исследование шеи, рентгенография органов грудной клетки, компьютерной томографии и тиреоидного статуса крови) позволяет выработать дальнейшую тактику и вид лечения /наблюдения этих больных.

Если полученное изображение не содержит патологического характера включений изотопа дальнейшая радиойодтерапия не проводится и пациент планируется для проведения радиойоддиагностики через определенный срок (обычно первая проводится через 10-12 мес). К последней  манипуляции прибегают и при наличии показателя радиойодтеста менее 1%. Радиойоддиагностическая сцинтиграфия выполняется спустя 48-72 часа после приема капсулы I-131 с активностью 300-400 МБк. Данное время является оптимальным для получения картины распределения радиойода в теле человека. Сцинтиграфические исследования производятся на специальном аппарате - гамма камере “ADAC” производства США, оснащенная высокоэнергетическим коллиматором (HEGP), с матрицей HI RES-8 DEEP, стандартным энергетическим пиком на 364 КеV и окном в 20%.

Все виды обследования с I-131 осуществляются на фоне предварительной отмены приема супрессивной гормонотерапии левотироксином или других тиреостатических средств в течение одного месяца, чтобы таким образом использовать повышенный эндогенный уровень тиреотропного гормона (ТТГ) для возможно высокого включения радиойода (должен быть не менее 30 miU/l). Выполнять исследования, по современным данным, возможно и без отмены приема гормональных препаратов, с помощью нового препарата - рекомбинантного человеческого антигена. Введение осуществляется однократно в течение 2-х дней, что  приводит к подъему ТТГ и возможности применения I-131. Единственным недостатком этого средства является высокая стоимость и отсутствия на отечественном рынке медпрепаратов.

Радионуклидная диагностика дифференцированных карцином щитовидной железы с I-131 является высокоспецифичной и точной, позволяет получать объективную информацию по распространенности процесса. Тем самым осуществляется контроль как при терапевтических манипуляциях, так и в процессе дальнейшего диспансерного наблюдения.

3
Радионуклидная визуализация забрюшинных опухолей.
Медведский В.Е., Гренков Г.И., Щербинин Ю.И.
Витебский медицинский университет
(Новости лучевой диагностики 2000 2, приложение: 91)

Диагностика забрюшинных опухолей, как органных, так и неорганных представляет большие трудности не только в ранней стадии заболевания. Даже при наличии пальпируемой опухоли, возникают сложности в определении отношения ее к почкам и оценке функционального состояния последних.

Представляет интерес использования динамической сцинтиграфии почек при данной патологии. Этот метод предназначен в основном для исследования функции почек и состояния мочевыводящих путей. Он может применяться также при подозрении на аномалию развития и положения почек. Имеются литературные данные, указывающие на возможность его использования и при наличии забрюшинных опухолей.

Использование данного метода исследования у онкологических больных в течение пяти последних лет показал его информативность не только в оценке функционального состояния почек, но и в определении наличия забрюшинных опухолей, их локализации, распространенности процесса и отношении его к поч-кам.
Исследование проводилось на эмиссионном компьютерном томографе, в положении пациента лежа с расположением датчика в поясничной области. Сразу после введения 80 – 120 МБк ДТПА, меченного технецием 99м, проводилась покадровая запись (кадр/сек в течение первой минуты и кадр/15сек в последующие 30 минут) исследования в память компьютера. Результаты исследования оценивались визуально и с построением кривых из областей интереса.
 

Чаще всего опухоли забрюшинного пространства как первичные, так и метастатические определялись в виде участков атипично повышенного накопления препарата. Степень накопления препарата заметно ниже почечного, но выше фонового. Более четко изображение опухоли определялось в сосудистую фазу, хотя в некоторых случаях ее изображение сохранялось до конца исследования. Распределение препарата в пределах изображения равномерное. В некоторых наблюдениях распределение было неравномерным со снижением накопления препарата в центре до уровня фонового. Еще реже опухоли визуализировались как «холодные» с накоплением препарата ниже фонового. В случае поражения почек изменялись размеры их изображения, определялись дефекты накопления, изменялась функция почек. При интактной почке, несмотря на то, что изображение опухоли сливалось с изображением органа, видимых нарушений, кроме смещения почки не определялось.

Полученные данные позволяют рекомендовать динамическую визуализацию почек в качестве первичного метода обследования при подозрении на опухоль почек и забрюшинного пространства, а также при определяемой опухоли для оценки функционального состояния почек и их взаимного расположения.

4
Детектор для ПЭТ - перенос высоких технологий из физики в медицину.
Коржик М. В., Лобко А. С., Мисевич О. В., Федорова А. А.
Институт ядерных проблем Белгосуниверситета
(Новости лучевой диагностики 2000 2, приложение: 92-93)

Середина девяностых годов ознаменовалась бурным развитием научно-исследовательских направлений, лежа-щих на стыке ядерной физики, химии, медицины, фармакологии и связанных с разработкой и усовершенствованием методов диагностики, контроля эффективности лечения и создания новых лекарственных препаратов, что хорошо прослеживается по большому количеству публикаций в зарубежных специализированных журналах. Научная деятельность в этом направлении получила поддержку на государственном уровне во многих развитых странах, а также в крупнейших международных исследовательских организациях, таких как МАГАТЭ, ЦЕРН и др. [1]. Большинство "ядерных" организаций заинтересовано во внедрении новейших технологий детектирования ионизирующих излучений в другие области, в частности, в терапию, диагностику, в разработку лекарственных препаратов. В этой связи, помимо традиционных направлений исследований, появляется ряд новых, связанных с разработкой и совершенствованием медицинских сканеров различного назначения, которые по существу являются сложнейшими многокомпонентными детекторами ионизирующих излучений.

Среди многообразия ядерных диагностических методов позитронная эмиссионная томография (ПЭТ) предоставляет уникальную возможность визуализации хода биологических процессов in vivo с высоким пространст-венным разрешением. Используя набор радиоактивных меток-трасеров, являющихся радиоактивными изотопами природных элементов постоянно присутствующих в человеческом организме (11C, 13N, 15O, 18F), можно получать ПЭТ изображения. Эти трасеры и природные заменители, а также лекарства, меченные трасерами, моделируют естественные сахара, протеины, воду и кислород, находящиеся в живом организме. Позитронный эмиссионный томограф позволяет установить местоположение трасера и получить изображения на уровне клеточной биологической активности. Основываясь на изучении фундаментальных процессов, происходящих в живом организме, методология ПЭТ является связующим звеном между фундаментальной и клинической науками. Ее применение в кардиологии, онкологии и неврологии простирается от диагностики болезней Альцгеймера и Паркинсона и начального обнаружение опухолей мозга и кости до изучения функции мозга и мозгового мета-болического развития [2].

В результате нашего анализа существующей аппаратуры было определено, что характеристики сканера ПЭТ могут быть значительно улучшены при использовании оправдавшего себя в физике высоких энергий комплексного подхода, включающего в себя разработку и использование:
- Новых быстродействующих, тяжелых и ярких сцинтилляционных материалов как основы детекторов;
- Передовых фотодетекторов, включая также те, что уже использовались в физике высоких энергий;
- Современных электронных компонентов и новых методов сбора и обработки данных.

Поскольку аппаратура для человека и ПЭТ сканеры для лабораторных животных (применяемых для разработки новых лекарств) функционально основаны на одних и тех же принципах, мы рассматриваем разработку ПЭТ лабораторных животных как возможность способствовать дальнейшему совершенствованию ПЭТ оборудования в целом. При этом ПЭТ сканеры лабораторных животных будут иметь заметно меньшую стоимость ввиду, в первую очередь, просто меньших размеров и объемов оборудования.

Наиболее важным параметром ПЭТ сканера является его пространственное разрешение, которое в основном зависит от конструкции детектирующего модуля. Новейшие разработки в области ПЭТ оборудования для человека, например для точной визуализации головного мозга, нацелены на достижение пространственного разре-шения менее 2.0 мм FWHM. Необходимое для ПЭТ лабораторных животных разрешение должно бы быть в диапазоне от 1 до 1.5 мм [3]. Поскольку такие требования близки к теоретическим пределам, постольку необходимо найти новые подходы к конструированию ПЭТ сканеров с высоким разрешением.

Нами на основании расчетов установлено [4], что чувствительность ПЭТ сканера, основанного на сверхплот-ных кристаллах PWO с толщиной менее 1 см, т.е. с толщинами, где определение глубины взаимодействия (ГВ) не существенно, значительно хуже чем у коммерческих сканеров на базе кристаллов BGO или LSO толщиной 20-25 мм. Это приводит нас к заключению, что даже наиболее эффективный сцинтилляционный материал не поможет избежать проблемы определения ГВ для ПЭТ сканера с достаточной чувствительностью. Двухслой-ный детектор, основанный на сцинтилляторах толщиной 10 мм с умеренным поглощением излучения имеет преимущество в чувствительности перед однослойным детектором толщиной 10 мм, сделанным из сверхплотного материала. Поэтому, определение ГВ - наиболее эффективный способ увеличить полную толщину и соот-ветственно чувствительность детектора без ухудшения его пространственного разрешения. С нашей точки зрения, наиболее удобное решение состоит в использовании матрицы фосвич-детекторов, т.е. детекторов, сделанных по крайней мере из двух слоев сцинтилляторов с различными постоянными времени.

Чтобы создать прототип фосвич-детектора сканера ПЭТ, мы использовали кристаллы YAP и LSO размерами 2х2х10 mm3. Двухслойная YAP/LSO сцинтилляционная матрица размерностью 2х2 была произведена с использованием разработанной нами технологии, где ячейки из YAP использовались для внутреннего слоя, а слой ячеек LSO крепился на слой YAP клеем. Измерения фосвич-матрицы показали хорошую светосбор от LSO: измеренный световой выход достигает 60% по сравнению с ячейками измеренными отдельно (Рисунок). Потери света в ячейке YAP находящейся в матрице также близки к 40% по сравнению с ячейкой, обернутой в TYVEK и измеренной отдельно.

На основании полученных результатов можно заключить, что предложенная нами технология сборки детекторной матрицы позволяет сделать детектор ПЭТ лабораторных животных с возможностью определения глубины взаимодействия, что дает возможность увеличить чувствительность детектора без деградации его пространственного разрешения на краю поля зрения томографа.

Литература:

1. Ш. Грот Использование ядерных методов в здравоохранении: постоянные выгоды // Бюллетень МАГАТЭ, т.42, №1 (2000), с. 33-40.
2. Nuclear Medicine (Special section) // Medical Imaging, №6 (2000), p. NM37-NM56.
3. A. Del Guerra, G. Di Domenico, M. Scandola and G. Zavattini, 1997 IEEE Nucl. Sci. Symp., Conference Record, p.1640.
4. A. Fedorov, M. Korzhik, P. Lecoq, O. Missevich, A. Tkatchov Development of a Position-Sensitive Detector for Small Animal PET // 2000 IEEE Nucl. Sci. Symp., Conference Record, in print.

5
Конгресс Европейской Ассоциации ядерной медицины – 2000.
Столин А.Р.
Могилевская областная больница
(Новости лучевой диагностики 2000 2, приложение: 93-94)

Со 2 по 6 сентября 2000г. в Париже состоялся Конгресс Европейской Ассоциации ядерной медицины. Подобные форумы являются ежегодными и традиционно проводятся на рубеже лета и осени в крупных городах Европы. Нынешний, привлекший около 4 тысяч участников из множества стран, был безукоризненно организован и проходил в крупнейшем и самом престижном во французской столице Palaise des Congres Porte Maillot.

Работа Конгресса строилась по общепринятому сценарию: пленарные заседания по утрам, затем работа по секциям; в нескольких залах были представлены постеры. Два этажа Дворца конгрессов с трудом вместили грандиозную выставку аппаратуры и радиофармпрепаратов (РФП) для ядерной медицины. Вот далеко не полный перечень представленных на выставке фирм: ADAC Laboratories, Amercare & UK, Biodex Medical Systems, Capintec, Shering CIS bio International, Du Pont Pharma Ltd, General Electric Medical Systems, Mallinkrodt, Marconi Medical Systems, Nycomed Amersham, Siemens. Ведущие мировые издательства на нескольких стендах демонстрировали книжные новинки – роскошно изданные атласы и руководства по ядерной медицине, которые при желании можно было  приобрести.

По окончании Конгресса желающие могли на протяжении еще 2 – 5 дней участвовать в следующих се-минарах: «Инфекция и воспаление», «Ядерная кардиология: диагноз и лечение коронарного рестеноза», «Сердце без тайн» и «Облучение на уровне органов, тканей и клеток в клинической практике ядерной медицины». Участникам Конгресса и сопровождающим лицам была предложена первоклассная культурная программа.
Излагать содержание устных сообщений (их было около 500) или постеров (почти 900) – задача непосильная. Мы ограничимся изложением некоторых наиболее важных тенденций в ядерной медицине, обо-значенных работой Конгресса, и описанием некоторых новых РФП и связанных с ними технологий, на этом Конгрессе представленных.

Прежде всего – общее впечатление от увиденного и услышанного на Конгрессе: ядерная медицина сего-дня находится на подъеме, какого не переживала за всю свою недолгую историю. Симптоматичным яв-ляется название доклада проф. P.J.Ell (Великобритания), сделанного на закрытии Конгресса и подводящего его итоги: «Общий прорыв» («A total breakthrough»). Этот прорыв связан со ставшей рутинной методикой SPECT (по-русски ОФЭКТ – однофотонная эмиссионная компьютерная томография), а также буквально в последние годы шагнувшей из научных лабораторий, занятых изучением различных сторон метаболизма, в клинику технологией PET (ПЭТ – позитронно-эмиссионная томография), прогрессом в разработке РФП с уникальными возможностями и новейших детектирующих и анализирующих устройств для нужд этих технологий.
РЕТ основана на использовании метаболически активных субстанций (например, простых сахаров, чаще всего глюкозы), которые удается надежно метить позитронными эмиттерами (обычно это фтор-18, 18-F), результатом чего является соединение 18-FDG (18-флюородеоксиглюкоза). Будучи введены с диагностической целью парентерально и достигнув органов-мишеней или тканей, в которых метаболические процессы интенсифицированы, подобного рода соединения накапливаются в них с существенной разницей орган – фон. Позитроны, эмиттируемые 18-F, имеют очень короткий пробег в тканях и при «встрече» с электронами аннигилируют, испуская кванты энергии, которые и улавливаются детекторами РЕТ-томографов. Получив «карту распределения» 18-FDG в организме, исследователь может сделать вывод о метаболической, функциональной активности того или иного органа или ткани. РЕТ является мощным диагностическим инструментом в кардиологической диагностике (обеспечивает надежную диагностику жизнеспособности миокарда), в онкологии (включаясь в характеризующиеся гиперметаболизмом опухолевые ткани, позволяет диагностировать злокачественные опухоли и отличать их от доброкачественных, гарантирует обнаружение метастазов независимо от их локализации, помогает в динамическом наблюде-нии за больным) и неврологии.
На пути широкого внедрения РЕТ в повседневную клиническую практику существует ряд препятствий, вполне, впрочем, преодолимых - и преодоленных! - в США и большинстве стран Западной Европы. Прежде всего следует сказать о том, что 18-фтор является короткоживущим нуклидом, и потому РЕТ может проводиться только в медицинских центрах, расположенных достаточно близко от циклотронов, производящих позитронные эмиттеры. В большинстве развитых стран развернуты сети небольших цик-лотронов, обеспечивающих доступ к 18-FDG практически любому крупному медицинскому учреждению. Более того, разработан и внедрен в практику мобильный РЕТ-томограф, смонтированный в трейле-ре, постоянно перемещающемся внутри определенного региона и обеспечивающем относительно недо-рогой доступ к РЕТ практически любому лечебному учреждению внутри региона (американская фирма Mobile P.E.T. Systems, Inc.; интересующихся можно отправить на вебсайт фирмы www.mobilepet.com).

На Конгрессе были представлены по-настоящему революционные разработки фирмы General Electric Medical Systems – принципиально новые устройства, соединяющие в себе возможности КТ и РЕТ/SPECT. Результатом соединения в одном приборе возможностей различных лучевых технологий явилось совершенно новое изображение, в котором одновременно представлены как анатомические (КТ), так и функциональные (PET/SPECT) особенности органов и тканей, находящихся в томографическом срезе.

Часть сообщений касалась новых путей использования препарата Ceretec фирмы Nycomed Amersham, традиционно применяемого в исследованиях с помощью SPECT регионарной церебральной перфузии. Оказалось, что Ceretec идеально подходит для экстракорпорального мечения аутологичных лейкоцитов, которые, будучи реинфузированы в кровоток пациенту, активно мигрируют к различного рода воспалительным очагам. Связанный с Ceretec 99m-технеций позволяет выявить «горячие» участки скопления этих меченых лейкоцитов с помощью планарной сцинтиграфии. Последующие сцинтиграфические исследования дают возможность весьма надежно диагностировать острые (в т.ч. послеоперационные) абсцессы брюшной полости, абсцессы головного мозга, воспалительные заболевания толстой кишки и болезнь Крона, острую ортопедическую инфекцию, воспаление сосудистых протезов, может помочь в обнаружении источника лихорадки неясного генеза.

Возвращаясь к выставке, хотелось бы отметить последние модели томографов для РЕТ и SPECT, представленные фирмами Marconi, GE Medical Systems и Siemens. Возможности этих приборов поражают воображение даже искушенных специалистов. Нам показались заслуживающими внимания новые разработки венгерской фирмы Mediso, сравнительно недавно основанной и, по отзывам знатоков, быстро прогрессирующей: одно- и двухдетекторные цифровые гамма-камеры (эмиссионные томографы) серии Nucline, а также четырехдетекторная гамма-камера для исследования головного мозга в режимах SPECT/PET. Эти установки подкупают сочетанием вполне европейского качества, современного набора возможностей и неожиданно невысокой для приборов такого класса стоимостью.
 

О журнале Архив Содержание